0 65

Спорт для экстремалов. Как переключить энергию зацеперов на позитив?

Велогонщик Василий Шапкин рассказал корреспонденту АиФ на Оби, что скоростной спорт - это самый лучший выход адреналина для юных экстремалов-подростков

! Сейчас негде тренироваться – движение на магистралях слишком интенсивное. Нам было проще: командой в 20 человек смело выезжали на трассу
! Сейчас негде тренироваться – движение на магистралях слишком интенсивное. Нам было проще: командой в 20 человек смело выезжали на трассу © / Из личного архива В.Шапкина / АиФ

Серпантин на скорости

В конце восьмидесятых щуплый паренёк из Новосибирска стал звездой юношеских соревнований Советского Союза по шоссейным велогонкам. Он заявил себя одним из лучших горных гонщиков. Таких спортсменов выделяют зелёной майкой, а они награждают себя фонтанами адреналина: спуск по извилистым серпантинам на велосипеде при скорости до 80 километров в час – занятие, что называется, на грани.

Константин Клещин, «АиФ-Новосибирск»:  Василий, шоссейные гонки в горах считаются опасным видом спорта. Наверное, главное – не упасть?

Василий Шапкин: Это в принципе опасный спорт. Ребята долго учатся вести себя в группе. Если до колеса соседа считанные сантиметры, неопытный спортсмен может запаниковать, упасть и увлечь за собой остальных. Такой «завал» нередко бывает даже во время мировых соревнований. Кстати, когда мы были маленькими и дерзко ездили со «стариками», нас чуть ли не за ухо отправляли в конец всей группы – чтобы дров не наломали.

В горах ещё сложнее: можно улететь в ущелье, врезаться в скалу. В восьмидесятые годы погибла юниорская команда из Душанбе: на спуске они врезались в грузовик.

В этом спорте многое зависит от команды и обслуживающего персонала – за группой всегда едет автомобиль, который везёт велосипеды, еду, воду. На первенстве России в 1992 году, которое проводили на Урале, я ушёл в отрыв и был в шаге от победы. Но машина где-то отстала, меня вовремя не подкормили, хотя при заезде на 200 километров, тем более в горах – это обязательно. Крутить шесть часов педали очень тяжело. Помню, как меня трясло от слабости, я падал на руль, теряя последние силы, поэтому не смог победить. Мне было очень обидно, ведь соперников из других команд заботливо сопровождали.

Секунды до старта в индивидуальной гонке первенства СССР среди юношей 1988 года в Алма-Аты
Секунды до старта в индивидуальной гонке первенства СССР среди юношей 1988 года в Алма-Аты. Фото: АиФ/ Из личного архива В.Шапкина

 

– Первые серьёзные результаты на первенстве СССР вы показали в 1988 году в 15 лет. Негласно вас называли «горным королём». Откуда это, ведь дома гор нет?!

– Поступив в секцию велоспорта в 10 лет, я стал его фанатом. Чётко следовал своему графику тренировок: 60 км утром – индивидуально и 120 вечером – в команде клуба «Север». Переключая скорости, ставил маленькую звёздочку – так тяжело крутить, зато при этом серьёзно загружаются мышцы. Я запросто катался с ребятами старше меня, и это восхищало тренеров, да и вообще всех, кто видел, как пацан сражается за победу с мужиками, которые больше его в два раза. В 1988 году меня пригласили в Омск, где есть центр олимпийской подготовки (ЦОП) по шоссейным гонкам. На новом месте интенсивность тренировок возросла, и мне довелось попробовать себя в горных условиях, так как сборы проводили в Средней Азии. И я понял: серпантины и перевалы – это моя стихия. Лёгкому, поджарому, тренированному проще вносить себя на горные кручи, чем тяжёлым спринтерам с мощными ногами.

– Как сейчас говорят, появилась своя «фишка»?

– Да, но с небольшой заминкой. В Омске, как и в Новосибирске, я опять был самым юным и наименее опытным, но только это уже никого не умиляло. Другой уровень требований, да и тренер ставил на команду: на четвёрку спортсменов, равных по силе для выступлений хоть в гонке на время, хоть в групповом заезде. Небольшой группе легче на гонке: спортсмены прикрывают друг друга от ветра, меняются местами, чтобы один мог отдохнуть. Вместе легче следить за обстановкой… При формировании команды я смог вписаться лишь во второй состав. Но потом была индивидуальная гонка в горах у комплекса Медео в Казахстане, где я себя показал лидером. Так я стал штатным горным гонщиком команды. И уже под меня подбирали группу.

Солдат при генерале?

– Каким виделось будущее советского велоспорта в конце восьмидесятых?

– Просто блестящим. Тогда уровень чемпионатов СССР среди юношей и юниоров был не ниже чемпионатов мира. Например, Дмитрий Мурашко, с которым мы начинали в команде ЦОП, стал чемпионом мира 1991 года среди юниоров (муж.19–22 года. – Прим. ред.)

Но развал СССР внёс коррективы: много талантливых спортсменов так себя и не реализовали. Сокращение финансирования создавало нервозность. Два–три состава команды стало уже роскошью. Удержаться в спорте можно было лишь снизив свой статус. Спортсмен мог хорошо выступать сам или претендовать на роль капитана команды, а ему предлагали стать «грегари» – то есть обеспечивать победу лидера. Это своего рода солдат при генерале, который жертвует своим успехом ради другого: отстаёт от гонки, чтобы привезти еду и воду лидеру, если потребуется – даже отдаст свой велосипед.

А мне тогда пришло время идти в армию. Обычно спортсмены, приняв присягу, через месяц уже выступали за СКА. Но СССР не стало, наступил хаос, и к тренировкам я смог приступить только через полгода. Но к тому времени на армейском пайке обессилел, так что боролся лишь за восстановление формы. Пока её набрал – закончился сезон. Потом выяснилось, что денег на спорт стало ещё меньше. Такой горькой судьба была не только у велосипедистов, и многие ломались.

Тогда я чувствовал, что одна моя жизнь закончилась, а другая не наступила. Была депрессия. Чтобы её заглушить без зелёного змия, нагружал себя физически: бегал, подтягивался, отжимался. Даже могилы копал на кладбище, ведь нужно было выживать. И свой рекорд поставил: сорок минут.

– Какие сегодня перспективы у велогонщиков?

– Прекрасные. Ведь такой спорт, как шоссейные велогонки, – идеальный выход для энергичных подростков. Они в обычной жизни часто бросаются во всякие глупости, как зацеперы. В велоспорте адреналина не меньше. Помню кольцевую гонку одного из чемпионатов России в Сочи у посёлка Хоста. На крутых спусках из 200 участников под конец осталось 30 процентов, остальные сошли с дистанции. Те, кто дошёл до конца, стали настоящими героями. Так что спорт – это своего рода социальный лифт, ведь лидеры приносят славу своему городу и региону.

Но велоспорту надо вернуть массовость. Для этого нужна пропаганда и поддержка со стороны государства, в том числе и на уровне города и региона. Новосибирск – не велосипедный город. Но в моём детстве здесь было семь клубов, где ребята делали первые старты. А сейчас – два–три! Конечно, нужны средства. Велоспорт никогда не был дешёвым занятием. В 80-х велосипед «Старт-Шоссе» стоил 147 рублей – это была месячная зарплата инженера. А в секции велосипеды выдавали бесплатно, как и экипировку! Сейчас негде тренироваться – движение на магистралях слишком интенсивное. Нам было проще: командой в 20 человек смело выезжали на трассу. Другие участники движения уважали спортсменов. А сегодня разве потерпят снижение скорости из-за велосипедистов?!

Василий ШАПКИН.

Родился в Новосибирске 28 января 1973 г. Мастер спорта СССР по велоспорту. Призёр юношеского чемпионата СССР 1988 г., победитель группового этапа чемпионата России 1989 г., призёр чемпионатов России и СССР 1990 г., победитель чемпионата Киргизской СССР 1991 г.

 


Оставить комментарий
Вход
Комментарии (0)

  1. Пока никто не оставил здесь свой комментарий. Станьте первым.


Все комментарии Оставить свой комментарий
Газета
Самое интересное в регионах

Актуальные вопросы

  1. Сколько дней будем отдыхать на праздник 4 ноября?
  2. Какие изменения планируют внести в областной закон о капремонте?
  3. Как попасть на прием к депутатам Законодательного Собрания НСО?
  4. Когда нужно делать прививку от гриппа?
  5. Где в Новосибирске установлен памятник ученому с добрым лисом?
  6. Где построят 7 новых поликлиник в Новосибирске?
  7. Какие специальности востребованы на рынке труда в Новосибирской области?

Где нужно установить памятник И.В.Сталину в Новосибирске?